tazik_chan
Господи, у меня ногти, как у Памелы Андерсен... Сиськи!
Автор: Daniel Lisovsky
Бета: ficbook.net/authors/Lulu_sama

Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: Андрей/Никита

Рейтинг: R
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Юмор, Повседневность, POV
Предупреждения: Нецензурная лексика, Ченслэш, Секс с несовершеннолетними
Размер: планируется Макси
Статус: в процессе написания

Описание:
В студенческой общаге люди живут по своим законам. Кто станет твоим соседом, решает только злобная комендантша Зоя Филипповна, но как вести себя там, решаешь только ты сам. И очень повезет, если ты подружишься со своим соседом, жизнь которого тебе, возможно, придется изменить.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: NEWBIE

Утро. Глаза открывать абсолютно не хотелось, поэтому я уворачивался от слепящих меня солнечных лучей с прыткостью таракана, над которым нависает темная тень тапка. Солнцу же, похоже, было абсолютно наплевать на это, поэтому оно молча наблюдало за моими мучениями далеко с небес, упорно оказываясь хитрее и находя лазейку даже в плотных занавесках. Возможно, там просто была щель, но я ее упорно не замечал.
Безусловно, я мог накрыться одеялом, таким образом, оградив себя от попадания прямых солнечных лучей, но на улице стоял такой солнцепек, что в помещении быстро стало душно, и это лишало меня возможности ретироваться таким способом. Открытое окно, кстати, не спасало ни на йоту. Еще несколько минут я старательно изображал конвульсивные метания по кровати, после чего над моим ухом прозвучало грозное:
— Ты еще долго дергаться будешь? – я аж подскочил, одним рывком принимая сидячее положение, после чего схватил подушку и не побрезговал ей тут же воспользоваться.
— Отстань! У меня сегодня выходной, между прочим, — начал тут же бухтеть я после того, как увидел, что мой «ядерный пуховый снаряд» пролетел мимо цели. – Поэтому я имею право на сон. В общем, могу спать, сколько влезет, – добавил я, подумав. – И вообще, не смей будить честных людей! Иди на работу!
Тут меня обдало холодом, метафорически — мог бы добавить я, но холод был самым настоящим, потому что метафорический холод не проливается водой из-под крана на вашу голову. Тем более, из кружки с логотипом кадуцея. Я подскочил как ошпаренный удав, которого племя туземцев перепутало с морковкой, когда собиралось варить овощную похлебку.
Окинув комнату злым взглядом и никого не обнаружив, я обернулся – на меня в упор смотрела пара карих задумчивых глаз. К задумчивым глазам, к слову, прилагались: небольшой нос картошкой, рот, с выразительными губами, пара родинок, еле заметный шрам под левым глазом и жесткая щетина темных, уже чуть отросших волос на подбородке.
— Чего ты уставился на меня, мерзкая пародия на человека? – МПНЧ, тем временем набирал уже новую кружку холодной воды.
Когда я понял, что таким образом наш диалог не приведет к конструктивным действиям, я поспешно добавил:
— Эй, эй! Я все понял! Встаю уже.
Мой собеседник обвел меня взглядом, будто собираясь исполнить задуманное, но все-таки, миролюбиво пошел к своей кровати и начал складывать вещи в сумку.
— Тебе сегодня на обследование, – наконец, выдал он.
И действительно, я совершенно забыл про то, что на сегодня мне был назначен прием у кардиолога. Этот наидобрейший врач каждый месяц назначал мне различные процедуры, которые вроде как должны были укреплять мое здоровье, но, на мой взгляд, они его еще больше расшатывали. При этом, изучая результаты медицинского обследования, мой врач ставил мне длинные, трудно выговариваемые диагнозы, дополняя их взглядом, который я про себя называл «Иди домой, ложись в кровать и тихо смерти ожидай». От этого бросало в дрожь.
Поэтому я, посмотрев на Андрея глазами грустного тюленя и не увидев в его взгляде никакого сочувствия, начал собираться. Андрей же, тем временем, поставил чайник на единственную работающую конфорку на нашей плите.
Еще несколько месяцев назад я даже не думал, что мы с ним станем хотя бы друзьями. Я, честно говоря, вообще не думал, что смогу поладить с этим зоопарком, который увидел в первый день своего зачисления в общагу.
Новичков здесь не очень-то любили, как минимум, не приветствовали, а особенно малолеток, черт знает, что забывших здесь. По большому счету, мне было страшно даже заходить в это место, около которого околачивались какие-то странные группы людей. На меня они смотрели свысока, как на чужака, посягнувшего не на свою территорию. Но, выбора не было. Потянув за ручку массивную дверь, я вошел внутрь и очутился в холле. Здесь было очень специфично, как мне показалось на первый взгляд: в воздухе витал запах мокрого, только что вымытого пола, сигаретного дыма и подгоревшей каши, запах которой я угадывал безошибочно, потому что сам постоянно ее переваривал до такого состояния. Около входа, в застекленной подсобке сидела женщина лет сорока с каштановыми волосами и проседью у висков. Она читала книгу с таким безмятежным видом, что я даже побоялся бы ее беспокоить, если бы не вынужденная необходимость получить ключи и комнату.
— Здравствуйте, – женщина так же продолжала читать книгу, несмотря на мое приветствие. – Здравствуйте! – повторил я громче. — Я хотел бы получить комнату.
— Все хотели бы, — ответила женщина, не отрываясь в прочем от чтения. — Только тебе оно надо вообще, а?
Я немного растерялся. Тем временем, эта мадам подняла глаза, окинула меня изучающим, брезгливо-оценивающим взглядом и, черканув что-то в своей тетради, протянула мне ладонь, которую я тут же рассеянно пожал. Она поморщилась и добавила:
— Документы давай!
Я спохватился и тут же вывалил из сумки кипу бумаг, вместе с остальным ее содержимым к ней на стол. Женщина недовольно посмотрела на меня из-под очков, что-то пробормотала себе под нос, затем, вытащив у себя из стола какую-то папку, начала оживленно писать на одном из ее листов. Я старался даже не дышать, спешно оглядывая обстановку этой каморки. По сути, это был застекленный кабинет, с окном для выдачи. Хм, а здесь было если не мило, то, по крайней мере, уютно: простенькая старая конторка, местами потертая и вышарканная до блеска, сейф с бумагами справа от стула. Прямо напротив окна стоял большой фанерный стеллаж, в котором так же хранились бумаги и папки; на подоконнике находилась пара кактусов и фиалка, очень нежно вписывавшаяся в общую картину.
Наконец, комендантша оторвалась от бумаг и уже дружелюбно, как мне показалось, представилась.
— Меня зовут Зоя. Зоя Филипповна. И можешь звать меня просто Зоя Филипповна. Твой этаж второй, комната в левом крыле, номер… сейчас посмотрим, — она снова уткнулась взглядом в бумаги, но впрочем, быстро оторвалась от них. — Номер 13. Доволен? – Я кивнул. – Ну, тогда иди. Вот твои ключи, распишись вот тут и тут. Не забудь ознакомиться с правилами, и, я надеюсь, ты подружишься со своим соседом.
///
Я никак не решался зайти в комнату. Ладно! Раскусили! На самом деле, я просто не понимал, как открывается эта адская машина, по ошибке названная дверью. Уже с полчаса я слушал насмешки проходящих мимо людей, наблюдавших за моими тщетными попытками…
— Открыть эту чертову дверь! – в надежде на чудо, я пнул дверной косяк, который даже не обратил на это внимания, оставаясь бездушной деревяшкой.
Впрочем, как оказалось, я привлек внимание другого субъекта, который уже минут пятнадцать наблюдал за моим буйством.
— Вот только дверь ломать не надо, – мрачно и спокойно произнес он.
Я вспылил.
— А тебе-то какое дело?! Я тут живу, между прочим! – возопил я, тараня дверь плечом. Парень пожал плечам, после чего ответил.
— Я тоже.
Я резко затормозил и повернулся в его сторону. При этом, лицо у меня, скорее всего, выражало столько эмоций, что на месте моего «соседушки» я бы спешно ретировался куда подальше, но парень же лишь деловито отодвинул меня, вставил свой ключ в замочную скважину и, сделав пару оборотов, преспокойно открыл дверь, после чего вошел внутрь.
Мне оставалось лишь войти следом, пока смех в коридоре не стал еще громче. Комната была не то чтобы просторная, но не тесная: маленький подсобник, коридор-кухня, затем помещение, в котором было 2 кровати друг напротив друга; посередине, ближе к левой от входа – стеллаж с книгами, 2 прикроватные тумбочки, полка справа от входа.
— Душ и туалет у нас общие, в конце крыла, – сказал мой сосед, проследив за моим взглядом.
Ну, другого я и не ожидал. В принципе, учитывая чистоту всего холла, а я уже успел в этом убедиться, это было приемлемо.
— А раковина? – мой собеседник удивленно вскинул бровь.
Пока я осматривался он уже успел скинуть кроссовки и развалиться на кровати, спиной к стене. Около его тумбочки стояла зачехленная гитара.
— Раковина в туалете и душе.
Я кивнул, но парень, как оказалось, еще не закончил:
— Есть своя, за дверью, — он кивнул на дверь кладовки.
— Понятно, – тут я, сам того не ожидая, задал следующий вопрос. — Твоя гитара?
Парень удовлетворительно кивнул.
— А что, сыграть хочешь? – спросил он в ответ, глядя на меня в упор и выжидая.
— Нет. Я только учусь, так что игрок из меня никудышный. Я пою неплохо.
Сосед поднял брови, прикидывая что-то. Я же заметил, что правая бровь у него проколота.
— Сыграю как-нибудь, а ты споешь. Меня Андреем зовут. Думаю, мы уживемся.
Я закатил глаза, придавая себе задумчивый вид. Парень показался мне чуть самоуверенным, но это ему только шло.
— Надеюсь. Я Никита.
Андрей поднялся с кровати и подошел ко мне, оказавшись на полторы головы выше, чем я, и протянул мне руку, чтобы пожать. Я протянул руку в ответ.
— Сыграемся! – подмигнул мне он.
— Споемся, – ухмыльнулся в ответ я.
///
Первая ночь показалась мне адом. Ну, ладно, не совсем адом, но проснулся я от того, что мое тело горело от жара, которым славились июльские ночи. Провалявшись в кровати еще минут пять, я понял, что моя футболка, в которой я спал, безнадежно промокла от пота, а сам я нуждаюсь в душе. Вскочив с кровати, я огляделся. Все-таки миленький видок: слабый ветерок колышет занавески, мой сосед спит в… без…
— АНДРЕЙ! – я тут же запрыгнул обратно в кровать, с головой укрывшись одеялом.
Андрей же, наоборот, вскочил с кровати словно ошпаренный и в чем мать родила, подошел к моей кровати.
— Что случилось?! – спросил он с виду спокойным, но каким-то дерганным голосом.
«Что случилось... И он еще спрашивает?!»
— Оденься, пожалуйста! – попросил я, чуть не плача.
Не подумайте, я и раньше все это видел, как минимум у себя. Но обнаружить «это» в душе и в своей комнате, да к тому же не у себя, мне казалось разными вещами. Парень, молча, в полном безмолвии, подошел к своей кровати, взял с нее трусы и, одев их, снова подошел ко мне.
— Так лучше? – я высунул голову из-под одеяла, оглядел его и удовлетворительно кивнул.
Только, пожалуйста, не надо думать, что я отстаю в развитии, но мне ведь всего четырнадцать лет! Да, на самом деле четырнадцать! Почти пятнадцать. Просто школу я окончил экстерном, поэтому поступил в институт сразу же и без особых проблем. Тело у меня было, как у обычного четырнадцатилетнего подростка, то есть еще не до конца сформировавшееся. Оно росло скачками и поэтому на данный момент я был тощеватым длинноволосым подростком с большими ступнями ног, разительно отличаясь от того же мускулистого и спортивного Андрея. Поэтому, для меня в моем поведении, не было ничего необычного. Ну, почти…
— Прости, – вдруг сказал Андрей, нарушая тишину. – Я настолько привык жить один, что для меня это норма, – я молча кивнул, смущаясь. – Вот только… в следующий раз не кричи как плаксивая девчонка! – подмигнул мне парень. — А то я могу подумать, что ты гей.
После этих слов я потерял дар речи и уже не был способен выдавить из себя хотя бы подобие членораздельного слова. День начался.
///
Первые две недели пролетели так быстро, что я даже не успел как следует их переварить. Ежедневные суеты, коих было великое множество, так выматывали, что меня хватало лишь на пару слов с Андреем или на несколько страниц книги, если его не было дома.
Обычно, мы не интересовались, где кто-либо из нас проводил ночь, потому что у каждого из нас была своя личная жизнь да и вообще, после того случая, я старался вести себя так, будто ничего не произошло. «Я могу подумать, что ты гей»… А что ты еще можешь подумать?
После этих слов я немного поубавил в оборотах, старался вести себя сдержанно и сковывал эмоции металлическим обручем своей воли. Не хватало только, чтобы он и в самом деле догадался о том, какая у меня ориентация! Да. А что тут такого? Мальчишеская школа, спать больше не с кем, забейте, короче. В любом случае, по моему виду или поведению догадаться достаточно сложно, потому что длинные волосы у нас отращивал каждый третий, а в одежде я никак не выделялся. Футболка, толстовка, джинсы и все это размера на два больше чем нужно. Поэтому, единственным, что могло меня выдать было большое количество фенек на руках, а иногда и ногах.
Эта любовь к фенькам ничем не обосновывалась, просто я умел и любил их плести, так же, как и любил разные амулеты и другие подобные приколюхи. Чаще всего, на это никто не обращал внимания, считая меня помешанным.
А вот своего соседа я побаивался. Но, не боялся, а именно побаивался, потому что показал ему свои лишние эмоции. Поэтому, в любой свободный момент я срывался на подработку, благо до начала учебы оставалось всего две недели. Август начался незаметно. Ну уж а там мы будем видеться только по вечерам, да и то не факт.
Так я, по крайней мере, думал и надеялся, пока не слег с температурой под сорок. Ни о какой подработке, конечно же, не могло быть и речи. Поэтому, я лежал в кровати в полумертвом состоянии, страдая от жары и ломки во всем теле, и наблюдал, как мой сосед готовит еду. Что он делал дома в такой теплый денек, для меня оставалось загадкой. Такой же загадкой для меня было, где я умудрился подхватить эту бациллу, которая заставляла меня испытывать все муки ада.
Мой сосед с угрюмым видом стоял у плиты, где в кастрюле кипело «нечто» напоминавшее ведьмино варево. Я живо представил себе Андрея с крючковатым носом и бородавками, со злобным смехом добавлявшего в свой котел лягушачьи лапки и крысиные хвосты.
Наконец, он накрыл крышкой кастрюлю и, повернувшись ко мне, заметил, что я не сплю и пристально слежу за ним. Парень ухмыльнулся, от чего я тут же натянул одеяло практически до глаз, видя, как он направляется к полке, на которой лежали таблетки.
— Держи! – парень протянул пригоршню разных таблеток в руке и стакан воды.
Я только сейчас заметил, какие у него широкие ладони с грубой, шероховатой кожей и прожилками вен на запястьях. И какого черта он вообще взялся за мной ухаживать? Я посмотрел на его лицо. Оно было такое обеспокоенное, что я смутился. А еще, неожиданно для себя, я обратил внимание на его темные, вьющиеся волосы. Воистину брутальный мужик!
— Спасибо, – буркнул я, впрочем, достаточно миролюбиво. – У тебя сегодня разве никаких дел нет, кроме как пичкать таблетками мое бренное тело?
Парень задумчиво поскреб подбородок, на котором уже была заметна темная, двухдневная щетина.
— Нет, еще дел куча. Но таблетки ты все равно выпей! Потом еще бульон выпьешь.
Я с тоской покосился на «ведьмино варево», но потом словно ожил.
— Так ты это мне что ли готовишь?! – Андрей посмотрел на меня так, словно это было само собой разумеющееся явление, и кивнул головой. – Ой! Спасибо! Ой! А ты сам-то что-нибудь ел? Давай я сам приготовлю?! – я уже было подорвался с кровати, но парень толчком отправил меня обратно в сонное лежбище морских котиков.
— Лежи уже, я сам себе сготовлю. Мне твои бациллы в сковородке нафиг не нужны, – сказал он, улыбаясь. Я напрягся и хотел было возмущаться, но почувствовал такой прилив усталости, что Андрей заметил это.
— Ложись-ка ты вообще спать! Может легче станет.
Но я и без него понимал, что сейчас надо бы спать, поэтому лег, предварительно буркнув ему «спасибо», после чего мгновенно уснул.
Проснулся я уже ночью. В комнате было так тихо, что сначала мне показалось, будто я оглох. Снилась мне все время сущая ерунда, поэтому ложиться снова расхотелось в принципе.
— Кто такой Слава? – раздалось над моим ухом, так, что я едва сдержал порыв закричать. Резко развернувшись, я тут же подумал, почему я сразу не почувствовал его запах? Я же так привык к его одеколону…
— Тебе такой оригинальный способ людей пугать кто подсказал или сам додумался?! – я смотрел на парня глазами кота, которому наступили на хвост, а может и другие жизненно-важные котовские органы.
— Просто хотел спросить и спросил. Так кто такой Слава? – парень был так настойчив, что я психанул.
— Тебе какая разница?! Снилось что-то, может. Мне почем знать?!
— Не знаю, – Андрей равнодушно пожал плечами. – Просто ты просил его остановиться. Что-то случилось?
— Нет! – я заметно нервничал. – Все в порядке. – Андрей встал и подошел к моей кровати, после чего, сев на нее, спросил:
— Ты ничего не хочешь мне рассказать?
Я замялся. Я не мог ему рассказать. Ничего не мог. Ни о том, кто такой Славик, ни о том, кто такой я. Он не поймет. Хорошо, если просто перестанет со мной общаться.
— Хочу. Но не буду, – я призадумался.
А ведь, собственно, рано или поздно, он все равно узнает. Стоит ли тогда скрывать это сейчас? Потом может быть хуже. И поэтому….
— Знаешь, все-таки хочу. Только после того, что я скажу, ты перестанешь со мной общаться.
Андрей удивленно вскинул бровь, как только он умел, и, заложив руки за голову, вслушался в мой монолог.
– В общем…
Раз, два, три. Никич, говори.
— Я гей.
Я ожидал хотя бы какой-то реакции, но мой сосед, подождав еще с минуту дальнейших откровений, поднялся с кровати и вышел из комнаты. Я слышал, как он идет по коридору. Слушал звук удаляющихся шагов.
Меня охватила паника, дышать становилось все труднее и сердце билось все чаще. А я ведь клялся себе, что больше такого не повторится! Что больше не будет насмешек, опасений других за свою задницу. Я проклинал себя за это. В ту же минуту проклял, когда все случилось. Я ненавидел себя за это.
Еще минут сорок прошло с того момента, как ушел мой сосед. Я не знал, что делать. Но, тут я услышал, как открывается входная дверь и увидел, как в комнату вошел он с пакетом в руках. Он вошел, а у меня внутри все сжалось в тугой комок. Я лежал под одеялом и сквозь узкую щель видел, как парень подходит к моей кровати. На мое плечо легла рука.
— Ты спишь? Я принес жаропонижающее и выпить. Такие разговоры да без алкоголя… не катит, в общем.
Я высунул из-под одеяла свою голову и посмотрел куда-то чуть выше плеча Андрея.
— Ты не злишься?
— На что? – парень сел рядом, приподняв меня до сидячего положения, после чего обнял. – За те две недели, что мы живем вместе, ты ни разу даже попытки подкатить не сделал. Тем более, — он взъерошил мне волосы на голове свободной рукой, заставляя меня таращиться в темноту все сильнее и сильнее, удивляя все больше и больше. — Я сразу понял, что ты «такой».
Я испугался. Я серьезно испугался, блин! Если он понял, возможно, поняли и остальные ребята, и Кристина, и Гриша, и Денис…
— Знаю только я. Расслабься, – вдруг произнес Андрей. – Ты уж не обессудь, я не трубач и не дятел. Окей?
— А как ты узнал? – Андрей убрал руку с моего плеча и полез в пакет за пивом, которое он тут же откупорил и предложил мне.
Я взял бутылку, но пока не притронулся к ней. Андрей же, щедро прильнул к своей бутылке, прежде чем ответить.
— Не знаю. Просто узнал. А какая разница-то вообще? – парень, наконец-то посмотрел на меня. – Ты пей, пей. А то выдохнется, – я глотнул.
Честно говоря, никогда до этого не пробовал даже алкоголь, разве что курил разок.
— Просто… Я думал… — Андрей снова обнял меня за плечо.
— Да знаю я, что ты думал! – я скептически хмыкнул.
Парень даже не обратил на это внимания.
– А я думал, когда ты, наконец, проколешься. Даже спать голым лег, как-то раз, чтобы тебя спровоцировать.
Я, вспомнив этот инцидент, толкнул его локтем в бок, но только еще больше припал к его груди, потеряв равновесие. От него так вкусно пахло…
— Ты же сделал все так, будто не понимаешь о чем речь! Ты поэтому почти перестал дома появляться? – я кивнул.
Парень удовлетворительно улыбнулся.
— Я думал, что чем реже мы будем видеться, тем меньше ты заподозришь.
— А ты не задумывался, что я может быть тоже? – я попытался отшатнуться, но у Андрея была мертвая хватка.
— Тоже что?! – ошарашено спросил я.
— Тоже гей, – мой сосед, как ни в чем не бывало, скосил на меня глаза, попивая пиво.
— Что, правда, что ли?! – Андрей поперхнулся пивом и, прокашлявшись, засмеялся.
— Нет, конечно! – я облегченно вздохнул. – Но, — добавил он. — Хотел бы попробовать.
Мой сосед был так честен и так откровенно посмотрел на меня, что если бы я пил в этот момент, то тоже бы всенепременно поперхнулся бы. Вместо этого же, я покрылся красными пятнами, не то от смущения, не то от возмущения.
— Ты рехнулся, что ли?! – Андрей посмотрел на меня с укоризной и покачал головой, усмехаясь. – Нафиг оно тебе?
Парень встал и подошел вплотную к моему лицу.
— Понимаешь, — тихо сказал он мне, будто смущаясь. — Дай руку, в общем! – Он схватил меня за запястье и приложил мою ладонь к своей ширинке, под которой явно чувствовалось что-то набухшее, твердое и горячее.
– У меня уже давно не было девушки
Я залился краской еще больше, хотя вроде бы больше и некуда было.
— А я-то тут причем?! – возопил я, отдергивая руку и прожигая парня горящими от злости глазами.
— Ты мне нравишься, малыш.
Так. Теперь я точно смутился. Скотина!
– И вообще, почему бы и нет? – в тот момент, когда он говорил, он постепенно расстегивал ремень на своих джинсах, после чего снял их и сел на мою кровать снова.
— Ты же не гей! – попытался протестовать я, пока Андрей снимал с себя рубашку. – Ты ни разу не делал «этого»…. – в панике прошептал я.
— Сейчас и попробую, – пожал плечами парень, подмигивая мне и снимая майку.
После чего, заткнул меня поцелуем. Ох, он умел это делать…
///
Остаток ночи пролетел сам собой. Я ненавидел Андрея за это. Ненавидел и испытывал к нему дикое притяжение, словно кусок железа, тянущийся к магниту.
Сейчас «мой магнит» курил на площадке, хорошо, что не забыл надеться плавки. В первый раз, он выбежал без них, и дай Боже, что никого кроме него там не оказалось. Я же лежал в кровати и осмысливал суть происходящего.
— Похоже у тебя температура, Заварухин. И ты видишь сон, чудесный сон. А может, это глюки.
Тем временем, Андрей вернулся и, видя его пристыженные улыбающиеся глаза, мне самому стало стыдно, и я снова забрался под одеяло. То суп мне он варит, то за пивом, как оказалось, через окно второго этажа бегает. Теперь вот это!
— Ты хорошо себя чувствуешь? Спать не хочешь? – я отрицательно качаю головой. – Тогда продолжим? – Он смотрит на меня как щенок, который хочет, чтобы хозяин с ним поиграл и, судя по уверенным шагам, уже направляется за желаемым.
— Андрей, стой! – парень остановился, недоуменно глядя на меня.
Я, покраснев так густо, как только мог, продолжил.
– А… я есть хочу, – выдавил я.– Там твой бульон остался?
Андрей отвел взгляд и, с трудом давя смешок, выговорил, что суп, то есть бульон-то, остался, но есть его больному человеку, он настоятельно не рекомендует, да и не даст, в целях безопасности его же здоровья. Теперь мы смеялись вдвоем.
…Тут засвистел чайник, отрывая меня от воспоминаний.
— Кушать садись, чай сейчас налью, – я сел на кровать, к тумбочке и начал уплетать омлет с беконом и кетчупом.
Андрей поставил передо мной кружку с кадуцеем, в которой был налит чай с двумя с половиной ложками сахара, подошел к своей кровати и сел напротив, опершись подбородком на ладонь.
Он смотрит на меня и ждет.
– Подвезти тебя? – спрашивает он.
-Угу, я не против, угу, – отвечаю я, с набитым ртом, на что парень, сидящий напротив, удовлетворительно кивает.
Мы были соседями, затем, как-то минуя другие стадии, стали друзьями. Друзьями, которые любят друг друга. Как? Это уже другая история.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ: PAST

События, которые происходят в этой главе, это продолжение первой главы, но до того момента, как Никита предается воспоминаниям о событиях первой главы. О__о Че написал – сам не понял, но как-то так. (от Автора)

Не успел сентябрь отсалютовать всем своими тёплыми деньками, которыми никто из студентов толком и насладиться-то не успели, как в затылок уже дышал октябрь, гладящий своими мокрыми и холодными от дождя и ветра руками по волосам. Студенческие будни проходили тоскливо, учиться ровным счетом никому не хотелось, ибо никто до сих пор не успел отойти от летних каникул. Зато в выходные у ребят батарейка, находящаяся, по всей видимости, промеж двух филейных частей, заряжалась на максимум…

- Эдуаааард! Мне нужен Эдуард! – проорал я, размахивая бутылкой пива, которая была наполовину полна. – Вызывайте Эдуааарда, да поехали, выпьем еще чаю, да съедим этих мягких французских булок! – Ребята, стоящие чуть поодаль от меня и Андрея, смотрели на происходящее охуевающими глазами. Ах, да, простите, изумленными и обескураженными. Андрей, к слову, был не менее обескуражен, но весь его вид показывал, что еще чуть-чуть, и маленькому и пьяному мне достанется по полное «не хочу».

- Никит, а тебе не кажется, что ты перебрал? – спросил он мягко, хотя в его голосе уже начали появляться стальные и колкие нотки, не предвещающие ничего хорошего. – Может быть, поедем домой? – Я попытался посмотреть на Андрея удивленными глазами, мол, - «Кто алкоголик? Я? Я не алкоголик!», - но, по всей видимости, мои глаза разошлись со мной во мнении, да еще и организм запротестовал, из-за чего я громко и выразительно икнул, давая Андрею незамысловатый ответ на его вопрос. Посмотрев на меня, он молча кивнул, подошел ко мне и, закину меня на плечо, потащил в сторону ребят, пока у меня плыло перед глазами и где-то в горле намечались рвотные позывы.

- Поставь меня на место, - медленно и по слогам сказал я, еле сдерживаясь, - иначе меня вырвет прямо на тебя.

- Отстираю. А сейчас главное довезти тебя до дому. – Уверенно сказал Андрей, но поставил-таки меня на место, потому что мы уже подошли к ребятам. – Ей Богу, знал бы, что тебя развезет с двух бутылочек пива, никогда бы не предложил их тебе! – Ребята вокруг засмеялись, из-за чего я обвел их мутным, но злым взглядом.

- Что, малыш, завтра голова будет «бо-бо», во рту будет «ка-ка»? – На мою голову легла чья-то рука. Обернувшись, я увидел, что это наша умница и красавица Кристина, которая, к слову, была выше меня, как и большинство ребят из нашей компании. – Как ты его мимо комендантши-то протащишь? – Спросила она, по всей видимости, у Андрея, а не у меня. Парень задумчиво почесал затылок, после чего ответил:

- Что-нибудь придумаем. Может, через второй этаж затащу, - мои глаза округлились, ибо я до кипятка в штанах боялся высоты, а Андрей об этом знал, - пока еще не знаю. – Кристина засмеялась, поправила свои светлые вьющиеся волосы и сказала, смотря на меня:

- Куда ты его, - девушка кивнула в мою сторону, - потащишь? Он на ногах-то еле стоит, а ты пока что не Тарзан и даже не Кинг-Конг! Поехали к нам с Алексом, - я посмотрел на хмурого Лешу, который стоял чуть поодаль от Кристины, и почти сразу протрезвел, увидев его взгляд, - мы вам постелем на диване, ляжете вместе, не умрете, один раз поспав рядом! Да, Заварухин?

Мои глаза, кажется, округлились еще больше. С того момента, как мы с Андреем начали встречаться, прошло почти два месяца, но о наших отношениях все еще никто не знал. Никто даже и не догадывался, как заверял меня Андрей, что я гей. А в таком состоянии, да еще и не у себя дома, где в радиусе нескольких метров будут присутствовать две лишних пары глаз.... Мне стало страшно. Да еще и Леша буравил меня взглядом так, будто уже точно знал, что с нами что-то не так. Скажу честно, я его побаивался. Это все-таки были друзья Андрея, а не мои, поэтому они все, как и он, были намного старше меня, а Леша, к тому же, недавно вернулся из армии, а я прекрасно знал, как к таким как я там относятся. И да, мне почему-то совершенно не было страшно за Андрея, хотя это было странно. Я смотрел на него и не видел «себе подобного». Я видел в нем настоящего самца…

- Альфа-самца. – медленно пробормотал я, открыв рот и в упор смотря на Андрея. Кристина, Андрей и даже Леша недоуменно уставились на меня, я же, придя в себя, понял, что сморозил лишнего. Но тут все засмеялись.

- Да уж, - сказал Андрей, - ты права. Леха, против не будешь? А то я этого бредящего мальчика опасаюсь тащить мимо Зойки! – Леша неопределенно пожал плечами, после чего кивнул и показал на машину. Ей Богу, более немногословного человека я еще не видел. За весь вечер он не сказал почти ни слова, только сидел и пил томатный сок (упырь, вот точно упырь!). Периодически они с Андреем отходили курить, и там, я видел, перебрасывались парой-тройкой реплик, а иногда, увлекшись, курили не по одной, продолжая диалог. Тогда мы с Кристиной оставались вдвоем и она вдоволь перемывала мне косточки по поводу моего роста и возраста. Нет, Кристина не ненавидела меня, а даже наоборот. Просто для вида ей проще было казаться язвительной и стервозной блондинкой, нежели девушкой, идущей на красный диплом, первой красавицей всего четвертого курса.

- А меня здесь видимо никто не спрашивает, да? – спросил я заплетающимся языком, поэтому, по всей видимости, меня никто не понял, ибо взгляды были недоуменные. Я попытался сказать что-то еще, но тут Леша, как единственный непьющий человек, понял, что так может продолжаться вечно, и отправился заводить машину.

- Кит, ты ей Богу как маленький себя ведешь иногда! – сказал мне Андрей на ухо, когда Кристина направилась к Леше в машину. – И не надо сейчас делать жалостливые глаза и намекать на возраст, - Андрей положил свою ладонь мне на лоб и чуть взъерошил волосы, - мы об этом уже говорили. Пойдем в машину и веди себя хорошо, ок?

- Ок. – Эх, иногда Андрей был чертовски прав. Даже в пьяном состоянии я это осознавал. В наших отношениях он был Альфой, как я уже и сказал ранее, а я всего лишь бетой. Черт! Кажется-таки я пересмотрел этих сериалов про оборотней и начал воспринимать своего недо-соседа как живое воплощение Дерека Хейла из Волчонка. Что ж, по всей видимости, я был его болтливым и неуравновешенным Стайлзом с синдромом дефицита внимания и гиперактивности! Ох, хоть бы меня не укачало в машине, - думал я, когда мы наконец-то погрузились, и лег на колени к Андрею, практически тут же заснув.

***

Мне снова снилось прошлое. Господи, да когда же «он» наконец-то уйдет из моей жизни? Полностью. Безвозвратно. Сна как не бывало, осталась только тошнота и глобальная усталость. При этом я не был уверен, что во всем виноват алкоголь – сны тоже бывают изматывающими.

- Опять страшный сон? – Я аж подскочил на диване! Андрей, как оказалось, не спал, а смотрел на меня задумчивым и суровым взглядом, в котором только я один мог прочитать обеспокоенность. Я кивнул. Даже в сумраке Андрей смог увидеть это, поэтому я даже не удивился, когда мне на запястье легла его ладонь, потянувшая меня в его сторону. – Чувак, ты не хочешь-таки рассказать мне, что тебя беспокоит? – Сказал он, когда моя голова легла к нему на грудь. – Мы уже два месяца вместе, - он сделал упор на слово вместе так, что мне стало неловко, - но стоит мне коснуться в разговоре твоих проблем или прошлого, как ты начинаешь сдавать задом! – Я посмотрел на него укоряющее, потому что выражение было двусмысленным. – И не смотри на меня так, ты понял, что я имел в виду.

Я молча продолжал лежать на груди у Андрея. Сказать было нечего. Точнее сказать хотелось многое, но… я не мог ворошить прошлое. Было слишком больно. И было слишком страшно. Андрей, будто чувствуя мою неуверенность, сжал мне запястье, которое все еще держал в своей ладони, после чего, взял мою ладонь в свою и переплел наши пальцы.

- Малыш, - сказал он тихим успокаивающим голосом, - если не можешь, тогда не говори, но мне до сих пор странно как минимум то, что за два месяца тебе ни разу не звонили родители. – И тут мое сердце пропустило удар и я почувствовал, как глаза предательски наполняются слезами. Черт, я ведь так и думал, что когда-нибудь он поднимет эту тему! Знал же! Но все равно оказался чертовски не готов к ней. Слезы быстро потекли по моему лицу так, что я не успел смахнуть их, и они попали к Андрею на грудь. Тот встрепенулся, приподнимаясь и прижимая меня к себе. На лице у него застыло выражение вины, будто он ляпнул что-то не то. Конечно, блядь, не то! Вообще не та тема!

- Ты придурок. – Сказал я, сразу же пожалев о своих словах; по большому счету Андрей не был виноват, а я только выдал себя дрожащим от слез и злости голосом. – Прости! Но ты правда придурок! И я придурок! – Я продолжал плакать, а Андрей просто крепче прижимал меня к себе. И тут, в очередной раз, когда я истерически вдыхал воздух, дверь, ведущая в соседнюю комнату, где спали Леша и Кристина, открылась.

На пороге между комнатами, с заспанным выражением лица, стоял Леша. Мои глаза тут же округлились, я попытался незаметно оторваться от Андрея, но тот лишь крепче прижал меня к себе, и посмотрел на Алекса в упор. Леша же, в свою очередь, в упор посмотрел на Андрея, пожал плечами и махнул в сторону кухни. Андрей провел рукой по моим волосам, наклонился и, прошептав, чтобы я подождал немного, уложил меня головой на подушку, а сам встал с дивана и прошел на кухню, откуда тут же повеяло запахом табачного дыма. Слышно было, что Леша и Андрей о чем-то говорят, но мне было настолько страшно, что я боялся прислушиваться, поэтому закрыл глаза и просто лежал. Слезы никак не останавливались, воспоминания терзали душу, сама ситуация вообще убивала, а в голове была какая-то пугающая пустота.

А потом неожиданно наступило утро, и я понял, что снова отрубился. Как не вовремя…

***

Как назвать человека, который бросил тебя на растерзание своих друзей? Предатель? Мудак? Нет! Андрей, серьезно? Я до сих пор не могу поверить, что он вот так взял и ушел, не разбудив при этом меня!

Ему нужно было на работу? Хм. А мне никуда не было нужно, но это не повод бросать меня одного в квартире у своих друзей. Особенно после того, что вчера было. И нет, все прошло отлично! Но это все равно не повод! По крайней мере, так думал я.

А произошло следующее…. Когда я проснулся, то не нащупал привычного тела рядом. С трудом разлепив опухшие глаза, я огляделся. В комнате было тихо. Вещей Андрея, которые висели на стуле, не было, поэтому я решил, что он оделся и пошел на кухню, откуда маняще веяло чем-то съестным.

Я встал с разложенного дивана, нашел брошенные мною штаны, одел их и побрел на кухню. Но когда я открыл дверь, то Андрея за ней не было. Зато там был Леша, который жарил гренки. Увидев меня, парень кивнул головой, указывая на стул, после чего снова занялся готовкой. Я сел на стул, недоумевая. Да, признаюсь, мне было немного страшно, ибо Леша меня пугал. А что вы хотели? Типичный армейский парень да к тому же молчаливый до безумия! Я просто не знал чего от него ожидать. А при моем росте, возрасте и весе… Я даже не смогу себя защитить.

Леша, наконец, закончил с готовкой, поставил тарелку с гренками на стол передо мной и налил нам обоим чаю, после чего сел напротив. Я с опаской взял кружку, что явно не укрылось от его глаз.

- Да не бойся ты меня так. – От удивления я чуть не выронил ложку, которой насыпал в чашку сахар. Леша заговорил! Со мной! Да он мне ни слова ни разу не сказал! Вот так вот! – Я тебя не трону.

- А я тебя и не боюсь, - ага, как же. Храбрый маленький Заварухин, гроза всех гопников и других стайных животных, - я просто дерганый. – Леша усмехнулся, отпивая чай.

- Ну, да, не боишься. Совсем. Поэтому у тебя глаза большие и руки трясутся. – Ехидная улыбка у этого парня тоже была мне в новинку, поэтому, меня потихоньку начинал отпускать мучавший ранее страх. Сейчас Леша располагал к себе, с ним хотелось говорить. Он излучал спокойствие.

- Окей, окей! Убедил! – Я поднял руки вверх в защитном жесте и помахал ими в воздухе, отчего капли с ложки, все еще зажатой у меня в руке, полетели в разные стороны. – Я тебя побаиваюсь. Побаивался, точнее.

- А сейчас? – я задумался.

- А сейчас, как ни странно, побаиваюсь меньше. – Леша улыбнулся. – Так… это… ты же вчера все видел, да? – Лешины глаза прищурились в самой хитрой из всех улыбок, которые я когда-либо видел. Ей Богу, ему нужно меньше общаться с Кристиной! Она учит его плохому!

- Ну, да, как ты понимаешь, я видел. При всем желании, я не умею притворяться слепым. – Меня снова пробила мелкая дрожь. Леша, заметив это, продолжил. – Но все нормально, чувак, не парься! – Я округлил глаза. – Ничего такого здесь нет. – Я закатил глаза. Ну да, как же, сколько раз я такое слышал. Леша, увидев это, привстал, перегнулся через весь стол и отвесил мне подзатыльник. – Не надо тут глаза закатывать, не дорос еще! Если хочешь знать, продолжил он, - то у меня тоже был подобный опыт.

Я поперхнулся чаем и закашлялся. Что, блядь?! Что он только что сказал? Мне не послышалось ведь, нет?

- ВРЕШЬ! – воскликнул я, когда перестал давиться кашлем. Леша так удивился моей реакции, что вновь стал серьезным парнем, которого я побаивался. – В плане, если ты хочешь меня так утешить, то не нужно, все норм. Я уже привык, да и вообще… - Начал, было, я, но увидев взгляд парня, замолчал.

- Слушай сюда, - серьезно начал Леша, - я никогда бы не стал так шутить. Мне не нужно щадить твои чувства, с этим прекрасно справляется Андрей. Просто, - тут он немного замялся, - я же вижу, что ты меня все еще боишься. Я не особо умею разговаривать, но Андрей попросил, да и я сам тоже думаю, что надо. – Если бы кто-нибудь сказал мне подобрать челюсть, то я бы незамедлительно это сделал, потому что мне казалось, что она где-то в районе пола, возможно, даже дальше.

Передо мной сейчас открылась невиданная ныне картина – смущающийся Леша. Нет, я все мог понять, но этот высокий и до невозможности суровый самец с острым взглядом, остриженный под короткий ежик, никак не сочетался у меня с тем, что я видел сейчас. Это был тотальный нонсенс! С этим нужно было срочно что-то делать.

- Это, - сказал я, - ты не парься! Все норм! Я тебе верю, мы друг друга поняли, я тебя не боюсь. Все норм! – Леша почти просиял, как начищенный до блеска самовар. Господи, стыдно признавать, но это так умиляет, когда здоровый дяденька, в котором не видел эмоциональной нитки, не перестает полыхать эмоциями.

- Круто. Да, реально круто! – сказал Леша, допивая уже начавший остывать чай, я же пытался осознать и принять происходящее. – Ты это, прости, что я так резко и может не к месту. Просто я пытаюсь дать тебе понять, что я не имею ничего против тебя. Если ты делаешь Андрея счастливым, то это здорово, хотя я и не могу понять, как Андрей на это согласился.

- Сам предложил. – Я пожал плечами и возвел глаза к потолку, делая непонимающее выражение лица. – А потом как-то само собой получилось. – Леша удовлетворенно хмыкнул.

- Ясно. Ладно, это, в целом, не мое дело. Главное, что я обещал Андрею поговорить с тобой и доставить тебя до дома. У вас что-то произошло? – Я подумал, и, не вспомнив никаких обстоятельств, которые могли бы подходить под категорию «что-то произошло», покачал головой.

- Вроде бы нет. Не уверен. – Я немного замялся и Алекс, почувствовав это, кивнул головой.

- Окей. Не лезу! А теперь, давай, доедай, иди, умывайся, а потом я отвезу тебя до дома! Хорошо?

- Отлично!

***

Телефон у Андрея был выключен, о чем мне сообщила добрая женщина со слегка металлическим голосом. Узнав, что «абонент не абонент», я немного приуныл. Время было только два часа дня, воскресенье, а заняться абсолютно нечем. Все конспекты я выучил еще в пятницу, доклад приготовил вчера, перед пьяной прогулкой. Со скуки, я даже попытался убраться в комнате, в которой с начала учебного семестра успела скопиться гора ненужного хлама, но тем самым только сам погряз в этом хламе. Нда, нужно поговорить с Андреем об этом.

Сердце болезненно екнуло, пропуская очередную нахлынувшую мысль. А вдруг он не захочет со мной разговаривать? Такая возможность, наверное, была – я делал Андрею больно. Он делился со мной всем, даже тем, что никто больше не знал, а я же за прошедшие два месяца так и не научился ему доверять. Черт подери, неужели мое прошлое так важно для меня, если я не могу рассказать о нем любимому человеку?!

Внутри было гадко, будто я только что сожрал ведро в помоями, и теперь наслаждался послевкусием, ковыряя в зубах крысиным скелетиком. Докатился. Теперь я гноблю себя. Идеальный вариант, чего уж скрывать. Не можешь решить проблему? Гноби себя! Трудно выдавить из себя слово? Слабак, гноби себя! И все бы было хорошо, если бы я не услышал, как открывается входная дверь в комнату.

Андрей стоял на пороге с таким ошарашенным лицом, с которым мог стоять только он. В руках у него были два пакета с продуктами из ближайшего супермаркета. Он обвел взглядом представшую перед его глазами картину, вздернул бровь и, поставив пакеты на пол, прошел в центр того беспорядка, в котором сидел я.

- Ты чего тут устроил? – Спросил Андрей вместо приветствия. Я нахохлился, словно воробей, у которого отобрали кусочек хлебушка, честно спертый у оравы голубей-дегенератов. Вот почему Андрей всегда приходит именно тогда, когда я больше всего не готов его видеть? Вселенная явно против меня.

- Тихо, злой хмурый волк, я порядок навожу. – Размеренно сказал я. Андрей обвел комнату взглядом, ухмыльнулся, и сел рядом.

- Порядок, говоришь? А я думал, что нас ограбили. – Я опасно прищурил глаза, но на парня это никак не подействовало; за два месяца он привык к моим закидонам. – Что? Ограбили, это как минимум! – Андрей приобнял меня за плечи. – Не дуйся, малыш, я же шучу.

- Почему ты так рано пришел? – Спросил я, о чем тут же пожалел, потому что звучало это грубовато. – То есть, я имел в виду, - тут же попытался исправиться я, - ты же работаешь сегодня. Я не мог дозвониться. – Андрей обвел меня задумчивым взглядом, после чего приподнял и усадил к себе на колени, прижимаясь губами к моему затылку.

- Телефон разрядился, когда я с Лехой разговаривал. – Прошептал он мне на ухо. Меня будто током обдало от его тихого интимного голоса. Шею обдало горячим дыханием. – Я соскучился, китенок. Отпросился пораньше, чтобы увидеть тебя.

- Балбес, - я смутился и пытался это скрыть за возмущением, - не нужно было! – Руки Андрея забрались под мою футболку и теперь властно гладили меня по животу и груди.

- Мне так хотелось. – Андрей облизал мое ухо и тихонько прикусил его. Господи, точно как волк, - подумал я, понимая, что я таки пересмотрел сериалов про оборотней. – Знаешь, - начал он, - я узнал о твоем прошлом.

Мое сердце забилось быстрее. Откуда, блядь, он могу знать-то?! Меня начало колошматить со страшной силой. Андрей, чувствуя это, крепче прижал меня к себе.

- Откуда? – Единственное, что я мог спросить сейчас. Сердце ощущалось где-то в районе пятки, по крайней мере, стучало оно именно там.

- Спросил у Зойки. – Гадкая бабенция, - подумал я, планируя месть, - Прости меня, малыш. Я, правда, должен был это узнать. – Я нахмурился.

- Все узнал? – Спросил я, возможно немного жестко.

- Нет, - ответил Андрей, не задумываясь, - в общих чертах. Может, расскажешь? – На секунду я задумался, может и правда стоит? Ведь он все равно узнал. И дороже его у меня сейчас нет человека. Нет, даже не сейчас, а вообще нет!

Руки Андрея крепче обняли меня, продолжая гладить живот под футболкой. Я полностью отдался нахлынувшим ощущениям и тут меня понесло…

Мои родители умерли четыре года назад в автомобильной катастрофе. Мне тогда было десять, поэтому я все помню хорошо. Когда это случилось, меня забрала к себе бабушка, единственный родной человек, который у меня остался.

Потом было много людей, похороны, слезы, вздохи. Бабушка постоянно плакала, думая, что я не вижу и не слышу. Ей было, наверное, тяжелее, чем мне. Я же просто не мог осознать, что такое произошло. Не мог поверить. Для меня дни шли, как обычно: с утра просыпался, чистил зубы, завтракал, затем шел в школу. После школы посещал дополнительные занятия, чтобы как-то убить время, затем, шел домой, делал уроки, ложился спать.

С бабушкой мы разговаривали редко, но я видел, что ей становится хуже с каждым днем, она старела у меня на глазах. Все чаще она пила лекарства, я чувствовал сильных запах медикаментов, исходящий от нее. Чтобы сделать ее жизнь легче, я начал учиться еще больше, вместо дополнительных занятий по основным предметам, начал ходить в вечернюю школу, чтобы быстрее получить образование.

Когда я закончил за год два класса, мне стало казаться, что жизнь налаживается. Но однажды, когда мне уже исполнилось тринадцать, и я учился в последних классах, я вернулся домой, а бабушка лежала на полу. Я подбежал к ней – она была жива, что меня обрадовало, но она была без сознания. Я вызвал скорую, бабушку увезли в больницу.

Ее положили в кардиологическое отделение – у нее обнаружились серьезные проблемы с сердцем, что в ее возрасте могло привести к летальному исходу. Я ходил к бабушке каждый свободный день, после занятий или в промежутках между ними.

Знаешь, страшно было возвращаться домой, туда, где тебя никто не ждет. Через какое-то время бабушку выпустили, к тому моменту я уже закончил школу. Мне исполнилось четырнадцать, кстати, и я подал документы на поступление в вуз. Представь, я даже поступил на бюджет и смог устроиться на работу, чтобы никак не зависеть от бабушки.

А дальше? Дальше я познакомился с тобой. И забыл о своих проблемах, они просто отступили. Ты не даешь мне печалиться, с тобой я чувствую себя защищенным. И пусть я слабее тебя, с тобой я чувствую себя сильным, как бы это ни странно звучало.

Почему я не звоню бабушке? Знаешь, когда она упала, то ударилась головой, что привело к частичной потере памяти. Меня она совсем не помнила. О ней сейчас заботится ее подруга, наша соседка. У нее все хорошо. Да, она все еще является моим опекуном, хотя и не помнит этого. А я не хочу напоминать ей о себе, потому что я еще и напоминание о моих покойных родителях.


- Все? – Я как будто пришел в себя и посмотрел на Андрея, который задал мне вопрос. Ощущение, что последних тридцати минут не существовало, их как будто вычеркнули из моей памяти. Сейчас же, все вернулось в норму. Я сидел на коленях своего молодого человека, который нагло лапал меня за мой плоский живот и точно такую же грудь.

- Угу. Типа того. – Андрей кивнул и улыбнулся.

- Я рад, что ты мне рассказал, – он обнял меня крепче, - теперь тебе нечего боятся. Я буду рядом, я смогу о тебе позаботится. – Андрей уткнулся губами в мой висок, шептал что-то дальше, а я медленно убаюкивался его словами. Поэтому я сам не заметил, как уснул.

***

- Мам, пап! Познакомьтесь, это мой друг. Его зовут Андрей. Знаете, на самом деле он мне больше чем друг. Я его люблю, если честно. Он тоже меня любит, если хотите знать, а вы, конечно, хотите! Он заботится обо мне, даже еду мне готовит. Хотя иногда его кулинарные способности оставляют желать лучшего. Не смотри на меня так! Я не могу врать своим родителям! Вспомни тот странный «бульон», которым ты хотел добить мою немощную большую тушку.

Мам, пап. Он очень хороший. И мне с ним хорошо. Я знаю, вы хотели бы, чтобы у меня была девушка, но вы бы поддержали мой выбор, если бы сами пообщались с Андреем. У него есть машина, кстати, это он меня сюда привез!

Я учусь хорошо, не то, что этот балбес! Господи, тебе не стыдно? Ты дал мне подзатыльник перед моими родителями! Знаешь, мам, на самом деле он держит меня в твердых руках, не дает мне свернуть. Мне ведь нужна была твердая рука, да?

Пап, вы бы нашли, о чем с ним поговорить! У вас столько общего! Вы даже одинаково вскидываете бровь. Да, Андрей, именно так. Не мешай. Он тоже любит играть на гитаре и копаться в машинах, в которых я, как ты знаешь, ничего не понимаю.

У меня все хорошо. У нас все хорошо. Надеюсь, что у вас тоже. Ладно, мы пойдем, еще нужно успеть приготовиться к завтрашним занятиям. Я люблю вас. Мы к вам еще приедем, хорошо?

P.S. ПРОСТИТЕ ПОЖАЛУЙСТА ЗА ГЛАВУ!!! Тт Автор говно халтурщик идиот очень торопился, я не могу сказать объективно, удачна ли глава, потому что ее пришлось сокращать! Очень много ошибок! ОЧЕНЬ! За них тоже простите! В ближайшее время я их исправлю! Спасибо тем, кто меня читает! Я вас люблю. Очень. ^^

@темы: yaoi, slash, original